Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Чак Паланик. Цитаты из Lullaby ("Колыбельная")

Продолжаю читать Паланика, хотя чем дальше, тем больше это напоминает мазохизм. Книги жесткие, хлесткие, мрачные, с обилием натуралистичных подробностей. Герои вызывают попеременно то чувство жалости, то брезгливости, то высокомерного превосходства: "Я не такая. Я не злобная закомплексованная инфантильная трусливая сука". Самое неприятное, что в какой-то момент наступает прозрение: "Чёрт! Всё-таки это про меня". Порой кажется, что автор ненавидит себя, своих героев, каждого читателя в отдельности и всех оптом. Под катом несколько цитат. На память. 
Collapse )

Чак Паланик. Цитаты из Invisible Monsters ("Незримые твари", "Невидимки")

Хотела предварить цитаты впечатлениями от книги. Поделиться, так сказать, впечатлениями. Но что бы я не написала, всё это будет "бла-бла-бла". Поэтому, только цитаты. Без ката.
________
Истерика невозможна без публики. Паниковать в одиночестве — это все равно что смеяться наедине с собой. Чувствуешь себя очень и очень глупо.

Единственная причина, по которой мы спрашиваем других людей, как они провели выходные —- это чтобы рассказать им, как выходные провели мы сами.

Во мне нет ничего исконного. Я — комбинированное достижение всех, кого когда-либо знала.

Тот, кого ты любишь, и тот, кто любит тебя —- никогда не окажутся одним человеком.

В мире нет ничего скучнее, чем нагота. Вторая по скучности вещь называется честность.

Иногда, лучший способ справиться со всем дерьмом — это не держаться за себя как за маленькую дорогущую награду. Я считаю, что от мира не скрыться, и ты не отвечаешь за то, как выглядишь, будь ты хоть красотуля, хоть страшная как жопа. Все это не в твоих руках. Так же, как компакт-диск не несет ответственности за то, что на нем записано  так же и у нас. Свободы действий у тебя — как у запрограммированного компьютера. Ты так же единственна и неповторима, как долларовая банкнота.
На самом деле в тебе нет ничего действительно "твоего" Даже в физическом теле все клетки у тебя за восемь лет заменятся другими. Кожу, кости, кровь и органы пересаживают от одного к другому. В конце концов, можно даже просто заглянуть внутрь себя: там колонии микробов и жучков, без них не выжить. Ничто в тебе не исконно твое. Все перенято со стороны.
О чем бы ты не думала, сейчас о том же думает еще миллион. Что бы ты ни делала, делают и они, и никто из вас за это не отвечает. Все в тебе лишь плод совместных усилий.

Я делаю такое лишь потому, что это самая большая ошибка, которую я могу для себя выдумать. Это глупо и разрушительно, и кого ты не спроси — любой скажет тебе, что я неправа. Вот поэтому я и должна пройти это. Разве не ясно? Потому что мы натасканы, чтобы вести жизнь правильно. Чтобы не делать глупостей. А я считаю - чем большей кажется глупость, тем больше шансов для меня вырваться и жить настоящей жизнью.<...> Мы настолько в ловушке, что любой путь к побегу, который мы можем вообразить себе, окажется лишь новой частью западни. Все, чего мы хотим — мы приучены хотеть.

Твое рождение — это ошибка, которую ты пытаешься исправить в течение всей жизни.

Всю жизнь ты проводишь, становясь Богом, а потом приходит смерть.

Когда не можешь поделиться собственными проблемами — не хочешь выслушивать проблемы других людей.

Бог всего-навсего наблюдает за нами и убивает нас, когда наскучим. Мы никогда и ни за что не должны нагонять скуку.

В основном я ненавижу в Эви тот факт, что она такая вот тщеславная, глупая и привередливая. Но что больше всего терпеть не могу  —так это то, что она в точности такая же, как я. Вот что я на самом деле не могу терпеть — саму себя, и поэтому ненавижу практически всех на свете.

Чак Паланик. "Бойцовский клуб". Немного цитат

Прочла «Бойцовский клуб» Чака Паланика. Читала в переводе Завгороднего. Не могу судить, насколько перевод точен и адекватен, но стиль выдержан на всём протяжении истории. Фильм смотрела. Поравился. Книга понравилась тоже. Сработал эффект погружения, что бывает не всегда. Я там жила, пока читала. Странные они все, главные герои. То ли несчастные. То ли счастливые. Ещё не решила.
Безымянный «Я» лелеет христианскую надежду на спасение. Своей молитвой выбрал драку. «Здрав-ствуй Бог! Это же я при-шёл! И поче-му нам не на-пи-и-и-ться? Я на-шёл! Это же я на-шёл! Это мой но-вый способ моли-и-и-ться!». Примечательно, кстати, что у него нет имени. Он очень-очень среднестатистический в самом начале книги: средняя внешность, средний статус, средняя зарплата...
Марла Сингер. Девочка выросла. Детские страхи остались. Она так отчаянно боится умереть, что начинает об этом мечтать и уже не чувствует себя живой. Искусственно окружает себя болью и смертью, лишь бы не забыть о том, что она всё ещё дышит. Апофеоз нежности Марлы Сингер: «Хочу от тебя аборт».
Тайлер Дёрден. Самый живой и самый настоящий из них троих. Изощрённый бунтарь. Организотор хаоса. Руководитель беспорядка. «Никого не жалко, ни-и-ко-го. Ни тебя, ни меня. Ни е-е-го». Гениальное порождение среднестатистического «Я».
Не уверена, что в ближайшее время рискну заказать в ресторане моллюсков. Или студень. Или гаспачо. Или крем-брюле. И мыло ручной работы, наверное, не куплю.
___________________
Легко плакать, когда ты понимаешь, что все, кого ты любишь, покинут тебя или умрут. На достаточном отрезке времени вероятность выживания каждого падает до нуля.

Мгновение — максимум, чего можно ждать от совершенства.

Вещи, которыми ты владеешь, начинают владеть тобой.

Может быть, самосовершенствование — это не ответ. Может быть, саморазрушение — это ответ.

Иногда ты расплачиваешься за то, что сделал. А иногда — за то, чего не сделал.

Презерватив — это хрустальная туфелька нашего поколения. Надеваешь его при встрече с прекрасным принцем, танцуешь всю ночь, а потом выбрасываешь. Презерватив, а не принца.

Только после того, как ты потеряешь всё, что у тебя есть, ты будешь свободен делать всё, что ты хочешь.

И ещё в клубе слишком громко, чтобы разговаривать. Так что после пары рюмок все чувствуют себя в центре внимания, хотя на самом деле полностью отрезаны от остальных.

Организованный хаос. Бюрократия анархии.

Ты — не прекрасная и неповторимая снежинка. Ты — такая же умирающая органика, как и всё вокруг. Мы все — часть одной навозной кучи.

Привлечь внимание Бога тем, что ты плох — это лучше, чем не получать его внимания вообще. Может быть, ненависть Бога лучше его безразличия. Что ты выберешь — быть врагом Бога или ничем?

Реклама заставляет этих людей гоняться за машинами и одеждой. Поколения работают на работах, которые ненавидят, чтобы покупать вещи, которые им не нужны.

Если ты можешь проснуться в другом месте. Если ты можешь проснуться в другое время. Почему ты не можешь проснуться другим человеком?

Все, кого ты любишь, покинут тебя или умрут. Всё, чего ты можешь добиться, в конце превратиться в мусор. Всё, чем ты гордишься, будет отброшено прочь.